Фев
13

АВТОРСКАЯ КОЛОНКА: ПРОЩАЙ, УТКА!

lyudi_i_veshi_rubrika_fevral_molnija_podpravlennij

Автор колонки – Карина Пинтийская,  журналист, сценарист и медиаменеджер. Пишет о гендерных проблемах, сексе и отношениях. Живет и работает в Калининграде, Санкт-Петербурге, Берлине и Тель-Авиве.

Пока вся прогрессивная общественность побивает камнями свежеизбранного американского президента, модная и женская объединилась в едином порыве такой силы, какой я давно не наблюдала. Объектом стала Мелания, или «грустная Мелания», как ее зовет ласково англоязычная пресса. И дизайнеры-то ее, бедолагу, обшивать отказались, и журналистки прошлись по ней катком, и феминистическая диаспора ее загнобила. Последнее в общем-то закономерно, потому что она олицетворяет собой просто икону антифеминизма: Мелания всю жизнь вкладывалась во внешность, а не в образование, вышла замуж за богатого деда-сексиста, который унижает ее изменами, а всех женщин мира – своим существованием, и продолжает с ним счастливо жить, хотя давно могла бы развестись, оттяпать кусок состояния или самостоятельно баллотироваться в президенты, оставив изменника в роли комнатной собачки. Но нет, она терпит – силикон в грудь закачивает и молчит. Показывая тем самым, что восхитительная своей тупостью и простотой схема «стать инстамоделью-фитоняшей и найти миллионера, который тебя не уважает, но покупает Birkin, живее Майкла Джексона. Возможно, на Меланию обрушился весь этот хейт, потому что она – квинтэссенция женщин, которые всех задолбали. Тех самых, с матовыми губами и пластиковыми бровями, которые бесконечно селфятся и торгуют своим не отличимым друг от друга дакфейсом. Когда вышел в туалет, вернулся и не понимаешь, которая из них – твоя. Instagram уже давно стал биржей таких полуголых женщин, которые обменивают свое тело на лайки, а лайки монетизируют в рекламу шмоток и косметики. Секса стало слишком много. Голых тел, намазанных маслицем и автозагаром, стало слишком много. Секс в таком количестве всем уже порядком надоел и, как сладкое в огромных дозах, начал вызывать тошноту. Не у динозавров типа Трампа и «типичного русского мужика», а в целом – в условно цивилизованном мире. И даже классно, если все ополчатся против продажного секса. Если бы не одно маленькое «но». Верней, большое. Ярость, с которой набросились на Меланию. Жуткая, смертельная токсичная внутренняя мизогиния, обуявшая в последние годы феминистическое сообщество. Мне кажется, что современный феминизм так же далек от своих изначальных целей и задач, как средневековое христианство от учений назаретского столяра о всеобщей любви. Сейчас феминистки напоминают мне скорее ИГ с Аль-Каидой – каждый знает, где самый правильный ислам, и готов за него убить, с каждым днем становясь все радикальней, и в итоге, кроме «убить», других целей просто не остается. Убить всех сексистов, расистов и гомофобов, убить всех мужиков и баб тоже убить, убить тех, кто не похож на нас, убить всех, кто носит каблуки и уж тем более выходит замуж за богатых стариканов. Ненависть и нетерпимость к инакомыслящим стала визитной карточкой современного феминизма. Тогда как изначально он призван был дать всем женщинам равные права и возможности, которыми они могут пользоваться или нет по своему усмотрению, а не диктовать женщинам, какими им быть. Иначе чем диктатура феминизма отличается от диктатуры патриархата?
Когда после войны американских Севера и Юга кто-то из бывших рабов хотел вернуться к своим хозяевам, то это не значило, что рабство имеет право на жизнь. Это просто значило, что кому-то удобней жить рабом. Удобно это и миллионам женщинам-«уточкам» от России до Украины, от Сербии до Молдавии и обратно. Если мода на продажный секс или однообразную сексуальность действительно начала сдавать позиции – это круто. Если Мелания и клоны-«утки» перестанут быть рабочей идеальной моделью подражания для большинства восточноевропейских женщин, это будет еще лучше. Но я считаю, что у каждого человека есть право быть таким, каким хочется, и ни от кого не получать за это зуботычин. Хочешь – будь глупой «бимбо» на каблуках, а хочешь – умным профессором в бабушкиной кофте. Хочешь – будь толстой или худой, лысой или волосатой, замужней с десятью детьми или счастливой обладательницей тридцати кошек. Я – первый воин в битве за разнообразие красоты, против бодишейминга и прочей ереси, за свободу женщины быть собой. Мы разные, и это хорошо. И отстаньте от бедной женщины – она и так уже наказана Трампом.

иллюстрация: Ксения Иванова

Поделиться

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир

Просмотров: 272